Равновесие об искусстве

Как правило, я не даю критических оценок произведениям искусства, ибо считаю, что каждая ступенька лестницы одинаково важна. Но быть хорошим автором – это не стоять на ней, а подниматься, своевременно отталкиваясь от каждой ступени. Такова логика лестницы: отринуть – значит пройти, пройти – значит постичь. Стало быть, человека на любом этапе развития в равной степени можно и хвалить, и хулить. Поэтому я просто опишу, то, что считаю в творчестве хорошим тоном.

Итак, для меня существует два критерия высокого качества в искусстве. Первый) произведение должно вызывать в публике задуманный автором (и ни иначе) эмоционально-смысловой резонанс. В противном же случае авторство и его заслуги (как положительные, так и отрицательные), разделяются между теми причинами, которые непосредственно влияют на формирование этого резонанса. Среди них можно выделить несколько основных причин, и одна из них – это личность потребителя воспринимающая произведение по своему разумению, а так же, сам материал (соавторство материалов, пассивное соавторство): тема, метод, язык, форма, актуальность, т.д. При этом степень инфильтрации такого побочного соавторства может быть совершенно любой, вплоть до полного вытеснения участия автора в формировании сути произведения. Впрочем, иногда бывает и наоборот, то есть, так как и должно быть. Проще говоря, если произведение интересно только благодаря тому, что его таким видит читатель, или же этот интерес обусловлен исключительно, например, злободневностью, то о таланте самого автора тут, увы, говорить не приходится.

Далее. Полагая, что искусство – это усовершенствованный метод передачи данных, я обозначаю вторым критерием хорошего произведения, ценность той информации, которую оно передает, тем самым, осознавая творчество, как одну из форм существования науки, задача коей – адекватное описание реальности. Стало быть, художественное сравнение (суть в образе) здесь тождественно математическому уравнению и преследует ту же цель, а именно: выявить неизвестное посредством определения его разницы с известным и описать. Воистину, мир познается в сравнении. То есть информационная ценность произведения прямо пропорциональна его жизнеспособности, а значит и пробе, в ювелирном смысле этого слова.

В виде постскриптума добавлю, что всё стремится к своему идеалу, поэтому для того чтобы понять какое-нибудь явление надо понять, каково оно в идеале. И если это явление – искусство, то мы, естественно, приходим к вопросу о том, что же такое классика и красота вообще.

В моем разумении классика – это ответ на некий фундаментальный вопрос, лишенный духа того времени, в котором он был произведён, красота же – спрессованное до инстинкта ощущение качества. Например, многолетняя работа с текстом, дает возможность без особого труда, только по форме этого текста, по кружеву его пробелов, определить качественный он или нет. Говорят, подобное наблюдается и в математике, где красота формулы часто соответствует её истинности.

В довесок, несколько слов о нюансах моего собственного творчества. Создаю я, как правило, такие произведения, которые хотел бы найти у других, но в силу разнообразных обстоятельств, среди которых и элементарное отсутствие требуемого, неспособен этого сделать.

Собственно, в виде мерила я и предлагаю вышеописанные критерии, сверяясь с которыми, любой, при желании, сможет ответить (себе и не только) на вопрос о качестве того или иного произведения.

Posted in .